Осьминская вотчина Царевича Алексея

Новости

597 просмотров

Несмотря на величие Петра I как мудрого преобразователя России, стоит отметить, что в семейной жизни и у царя были проблемы «отцов и детей». Ярким примером тому могут служить его весьма непростые отношения с сыном – царевичем Алексеем Петровичем (1690-1718). 

Рожденный от первой жены Петра Евдокии Лопухиной, насильно отправленной в Суздальский Покровский монастырь в 1698 году, царевич Алексей как неординарная историческая личность привлекал внимание писателей, начиная с Вольтера и Пушкина, а в XIX столетии и многих исследователей.

Судьбе несчастного царевича посвящены известная картина 1871 года «Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе» кисти Николая Ге, роман Мережковского «Антихрист. Петр и Алексей», а также художественный фильм 1997 года режиссера Виталия Мельникова «Царевич Алексей». 

Имя царевича прозвучало и в истории лужского края, так как здесь ему принадлежала Осьминская вотчина.

Помимо скромного дома в Петербурге и небольшого дворца в его окрестностях, согласно опубликованному в 1859 году списку деревень и мыз, принадлежавших царевичу Алексею Петровичу, он владел селом Осьмино с деревнями, а также Куровицкой мызой в Копорском уезде (совр. поселок Рождествено Гатчинского района).

Осьмино в 1712 году по именному указу царя было определено Алексею во владение вместе с 400 дворами в окрестных деревнях. На случай приезда царевича в селе был построен дворец, при котором было организовано хозяйство. Кроме того, царевич являлся благотворителем осьминского храма Георгия Победоносца.

В «Историко-статистических сведениях о Санкт-Петербургской епархии» приводятся любопытные факты. Например, там отмечено: «в начале 18-го века тут был дворец Алексея Петровича. И доныне окрестности погоста иногда называют «садом»; вокруг погоста видны остатки погребов и подвалов. Потом на месте дворца была контора Александро-Невского монастыря и разные хозяйственные постройки, оставшиеся, вероятно, от построек дворцовых».

Далее, при описании ризницы Георгиевской церкви, говорится о замечательных в ней предметах утвари, среди которых был небольшой серебряный потир «с государственным гербом в нижней части», «оловянные старинные сосуды», «оловянная дарохранительница, с четырьмя вылитыми евангелистами, тяжелая и довольно большая ... люстра, желтой меди, массивная, также с государственным гербом» и печатное Евангелие малого формата 1701 года. «Все эти предметы, говорят, принадлежали царевичу Алексею Петровичу».

При изучении этого вопроса удалось найти историческое подтверждение этой информации в дореволюционных источниках, благодаря которым мы узнаем о пожертвованиях царевича на Георгиевский храм. Также установлено имя управляющего осьминским имением и данные о поставках продуктов из Осьмина в петербургский дом Алексея Петровича.

Документы эти нашлись достаточно далеко от Луги. Среди более полусотни исторических актов XVII – начала XVIII веков в документах Рязанской ученой архивной комиссии оказались письма царевича Алексея Петровича и близкого к нему человека Ивана Афанасьева к Дмитрию Крюкову, написанные в 1713 году и опубликованные на страницах журнала «Русская старина» в 1887 году.

При их публикации было особо отмечено, что «собственноручных писем злополучного царевича известно в печати сравнительно не много, поэтому каждое вновь открытое его письмо и его ближних есть уже находка, в историческом отношении – ценная». 

Для лужского краеведения они ценны вдвойне, так как раскрывают нам неизвестные ранее факты из истории осьминской вотчины царевича Алексея и церкви св. Георгия Победоносца.

В письме, отправленном из Петербурга 16 августа 1713 года (где у него имелся собственный, но весьма скромный дворец), царевич дает указание Дмитрию Крюкову: «пришли сюда не мешкав трех мужиков, кому б за скотиной ходить, выбрав которые не на тягле из гулящих, или из бедных, которые не могут платить». Как видим, Алексею для хозяйственных нужд в столичный дом требовались пастухи или скотники, причем люди вольные.

Далее идет речь о щедром вкладе царевича в храм села Осьмино: «послано к вам в церковь великомученика Георгия церковной утвари, ризы, епитрахиль, поручи, подризник, стихарь дьяконский; когда примешь, отпиши; из Новагорода от казначея присланы ли книги и сколько их, и какие?»

В письме от 17 августа 1713 года Алексей Петрович распорядился, чтобы Крюков прислал в Куровицкую мызу «плотников двадцать человек с подмогой, чтоб на два месяца немедленно». 

Третье письмо ближнего человека «его высочества» Ивана Афанасьева к Дмитрию Семеновичу Крюкову, причем написанное в дружеских тонах, также оказалось весьма информативным. Из него мы узнаем, что 14 августа крестьянин деревни Полоски Панкратий Пожарский «со товарищи» привез из осьминской вотчины ко двору царевича баранов, яйца и прочие продукты, которые были приняты все в целости и сохранности.

Обратно с Пожарским были отправлены священническая одежда, ризы, подризник, епитрахиль, поручи и стихарь с соответствующим указом, который привез 24 августа в Осьмино «Куровицкой мызы крестьянин деревни Грязны Михаил Емельянов». Рождествено было центром Грезневского погоста.

Так что не исключено, что археологам и краеведам удастся обнаружить в Осьмине остатки дворца царевича, хотя и владел он им совсем недолго – до 1718 года, то есть до своей смерти, до сих пор окутанной тайнами. Кстати, в этом году, совсем недавно, в Рождествене при реставрационных работах был обнаружен фундамент другого дворца царевича Алексея Петровича.

Игорь Половинкин

На фото Георгиевская церковь в Осьмино