Юнги с острова Валаам

Новости

267 просмотров

В годы Великой Отечественной войны десятки тысяч подростков, сынов полка, пионеров – подпольщиков и партизан, мальчишек и девчонок, работавших на военных заводах в тылу, своим мужеством, трудом и самоотверженностью приближали нашу Великую Победу. 
Среди них были и ребята, не лишенные морской романтики: юнги роты школы боцманов Балтийского флота. В 1940 году согласно приказу наркома ВМФ СССР Н.Г. Кузнецова на острове Валаам была создана школа боцманов Военно-морского флота, отличительной особенностью которой был набор в нее подростков в возрасте 15-17 лет. Так появилась первая в истории СССР рота юнг.
 
Именно это подразделение Красной Армии стало единственным в годы Великой Отечественной войны, которое состояло из несовершеннолетних… К сожалению, в отличие от юнг Соловецкой школы, о которых уже много написано, валаамским юнгам нашлось лишь весьма скромное место как в истории Великой Отечественной войны, так и в истории Балтийского флота.
По данным приказа командира Береговой учебной базы Военно-морских учебных заведений флота на острове Валаам за № 204 от 6 октября 1940 года в роте состояло порядка 130 юнг, многие из которых уже были комсомольцами. Ребята происходили из рабочих и крестьянских семей Ленинграда, деревень и поселков Ленинградской области, а также других регионов Советского Союза. Согласно сохранившимся архивным документам, в их числе были и несколько лужских ребят, которые после начала войны попали в составе Валаамской школы боцманов на пополнение в 3 стрелковый батальон 4 морской бригады, которой пришлось форсировать Неву и вести тяжелые кровопролитные бои за плацдарм на левом берегу, известный всем как Невский пятачок.
В этой адской мясорубке, конечно, было не до составления штабных документов. Поэтому в сохранившемся списке безвозвратных потерь 3 стрелковой роты 4 морской бригады многие записи сделаны наскоро, а порой и с ошибками. Это можно понять. Поэтому задача исследователя состоит в том, чтобы разобраться с имеющейся информацией, что мы и попробовали сделать в этой статье. За героизм, проявленный в боях на плацдарме, всему личному составу роты – тем, кто остался в живых, была объявлена благодарность, а многие мальчишки получили свои первые ордена и медали. 
 
Сегодня мы расскажем о юнгах, которые так и остались ненагражденными и значатся погибшими в период с 25 сентября по 15 ноября 1941 года. Их имен нет в Книге памяти Лужского района.
В списке безвозвратных потерь есть имя крестьянского сына – юнги Василия Николаевича Семенова, 1924 года рождения. Он упоминается дважды. В первом случае – как пропавший без вести в районе Московской Дубровки, а во втором – как погибший в бою и захороненный в этом же населенном пункте. Деревни Московская Дубровка на левом берегу Невы больше нет на картах, она была стерта с лица земли во время боев. Стрелок морской бригады юнга В.Н. Семенов был уроженцем деревни Усадище Лужского района. Эта деревня, входящая в Волошовское сельское поселение, существует и теперь, несмотря на то что пережила оккупацию в годы войны.
Там же, в Московской Дубровке, навечно остался и товарищ Василия Семенова – юнга Алексей Михайлович Яковлев, уроженец Батецкого района, он тоже 1924 года рождения. На Невском пятачке он был пулеметчиком. В документе о его гибели указана родная деревня, но скорее всего, название ее написано неправильно, указан и сельсовет – Луковицкий. В 1927 году в состав новообразованного Батецкого района, ранее административно входившего в состав Лужского округа Ленинградской области, вошли населенные пункты двух сельсоветов, ранее входивших в Лужский уезд: Латовецкого и Луженского. Так что точно локализовать деревню из-за отсутствия других документов в настоящее время пока не представляется возможным.
Неразрешенной загадкой на данный момент остается судьба юнги Парфенова Ивана Петровича. В документах числятся два человека с такой фамилией. Однако имеются разночтения. Один из них из деревни Пожарище – 1923 года рождения, также погибший и похороненный в Московской Дубровке. Другой 1922 года рождения, о нем известно, что в годы войны он служил на торпедном катере Бригады торпедных катеров Краснознаменного Балтийского флота и после окончания Великой Отечественной войны проживал в Ленинграде. Так что для окончательного решения вопроса о судьбе юнги Парфенова еще необходимо поработать с архивными материалами и попробовать найти родственников, благо ленинградский адрес сохранился.
Подвиг этих ребят долгое время оставался в забвении. Тем не менее, память о них жива и в настоящее время. Например, 20 сентября 2020 года на Невском пятачке состоялась закладка капсулы на месте будущего памятника подвигу юнг школы боцманов острова Валаам в годы Великой Отечественной войны. Весной этого года в Президентской библиотеке состоялась премьера документального фильма режиссера Т. Дьяконовой «Юнги с острова Валаам», а 29 октября в Санкт-Петербурге, в стенах прославленного Нахимовского училища был под руководством С. Кулаева был торжественно открыт мемориальный стенд «Нахимовцы – наследники славы Валаамских юнг. Историческая связь поколений». Также ведется работа и по созданию музея Валаамских юнг. 
 
Если в Лужском районе остались родственники упомянутых в этой статье юных защитников родины или же у наших читателей есть какая-либо информация о юнгах Валаама, просим сообщить в редакцию газеты.
Игорь Половинкин