Юрий Намлиев, глава администрации Лужского района: Боевой дух наших ребят не сломить ничем, потому что вместе с ними мы все

Новости

858 просмотров

Прошел год с тех пор, как 24 февраля 2022 года Президент России Владимир Путин объявил о начале специальной военной операции на территории Украины. Все это время в составе российских Вооруженных сил свою работу там выполняют военнослужащие Лужского гарнизона. И весь этот период наши ребята получают помощь и поддержку от своих родных, близких, друзей и земляков. Первый гуманитарный конвой отправился из Луги ровно через неделю после начала СВО.
Одним из инициаторов и организаторов этой поддержки был и остается глава администрации нашего Лужского района – Юрий Владимирович Намлиев. Эта поддержка никак не связана с его работой в администрации, однако с некоторых пор все сотрудники администрации перечисляют определенный процент своей зарплаты на помощь нашим военным. Но это немного другая история.  
За год в рамках проекта «Своих не бросаем. Луга» ребятам было доставлено около 220 тонн гуманитарных грузов. И не только гуманитарных, но и военно-технических – это квадрокоптеры, метеостанции, тепловизоры, радиостанции и многое другое. Чтобы все это перевезти, понадобилось более сотни автомобилей «Газель». Было собрано более 50 миллионов рублей. Закуплено, получено в дар, отремонтировано, оборудовано и перевезено в зону СВО около 50 легковых автомобилей повышенной проходимости. И за весь год – ни одного сбоя, ни одной задержки.
В проекте «Своих не бросаем. Луга» работает на общественных началах небольшая инициативная команда. И все – от командования наших частей до спонсоров и благотворителей, участвующих в проекте, – понимают, что роль Юрия Владимировича Намлиева – особая. Несмотря на свои лидерские качества, огромный управленческий опыт и умение брать на себя ответственность, он все время где-то за кулисами. А если и на сцене, то для того, чтобы кого-то наградить за помощь и активное участие. Такая позиция.
В апреле 2022 года, после первых трех конвоев, мы беседовали с Юрием Владимировичем, с тревогой расспрашивали о ребятах. И вот по прошествии года снова говорим на ту же тему.
– Юрий Владимирович, вы наверняка помните первые встречи с нашими ребятами, с их командирами. За год многое изменилось. Страна уже другая, наверное. А наши парни – они изменились?
– Сегодня там бойцы, которые в январе прошлого года убывали на учения в Курскую область, добровольцы, которые с марта самостоятельно и осознанно принимали решение и шли служить своей Родине, и мобилизованные.
Наверное, сложнее всего пришлось первой группе? Хотя бы потому, что они были первыми.
– Наши контрактники, в том числе и срочники, которые входили в состав первых подразделений, хоть и не участвовали в специальной военной операции непосредственно, но обеспечивали тыловые службы и потребности, конечно, очень сильно изменились. Это уже другие люди – возмужавшие и сильные. Они к этому шли непросто. Вначале были растерянность и страх – от неизвестности. Они это не скрывали, и мы это понимали. А сейчас это профессионалы, которые относятся к своему делу как к серьезной ответственной работе. Да, эта опасная военная работа – их профессия и их долг.
Добровольцы уже знали, куда идут и что их ждет?
– У многих добровольцев уже был боевой опыт. А кто-то, не имея его, имел в зоне СВО друзей, товарищей, родственников. И не мог спокойно дальше жить, отправлялся туда по зову сердца, приняв это решение осмысленно. Мы часто с ними видимся, общаемся. Мы гордимся ими.
А что вы скажете о мобилизованных ребятах?
– Они прошли такой же процесс формирования внутренней зрелости, что и военнослужащие, которые там оказались год назад. И сейчас я вижу, как они становятся опытными бойцами и настоящими воинами.
Изменились, вероятно, не только люди?
– Прежде всего – снабжение армии обмундированием и питанием. По ряду позиций, которые мы лихорадочно собирали прошлой весной, когда стремились и обогреть, и накормить парней, эти вопросы закрыты. Нам уже командиры подразделений говорят, что можно остановиться, у них всего хватает: спальных мешков, носков и подобных вещей. Гораздо более профессионально делается оценка потребностей и комплектование подразделений всем необходимым. Сейчас в основном остаются вопросы по сложному электронному и радиотехническому оборудованию, которого в армии и не было в массовом количестве. Помощь в этом плане способствует более качественному выполнению боевой задачи. Это уже не бытовые трудности.
Это не может не радовать.
– Да. Мы же общаемся откровенно. В последнюю поездку я говорил с ребятами, которые работают на складе, приезжают за продуктами, готовят еду. У них есть все основные продукты: тушенка, картошка и все остальное. Хлеб они пекут сами. Единственное, что было озвучено из продуктового обеспечения, недостаточный ассортимент рыбных консервов. Вот сайра есть в наличии, а хотелось бы немного разнообразия. Для приготовления там рыбных супов, например. И могу отметить, что снабжение развивается в правильном направлении. Стабилизируется. 
Опыт приобретали все это время не только рядовые, я правильно понимаю?
– Многие из офицеров имели боевой опыт, воевали в Сирии и в других горячих точках. Но сейчас другая спецоперация, другой ее характер, другой накал, другой масштаб, поэтому приходилось приобретать особый опыт. И они его получили. Ну и противник у нас серьезный – он нам равен. В части упорства, готовности драться. Это тяжелая история, когда вчерашние наши стали врагами. Но больше для нас, здесь. Там особо рассуждать и философствовать некогда.
Как вас встречают ребята? 
– Ребята всегда радуются, встречают эмоционально, тепло. Очень душевно реагируют на письма, детские рисунки, посылки от родных. Многие побывали уже в отпусках, иногда даже видишь, как с чем-то привезенным из дома они разговаривают. Это очень трогательно. Особенно, когда понимаешь, какие это мужественные люди, многие награждены медалями и орденами.
То есть ваша миссия приобретает характер действительно гуманитарной.
– Мы к этому и стремились, это была наша цель. С самого начала ставили задачу поддержать, передать тепло, веру, любовь. Укрепить силу и веру в свое правое дело, чтобы не было никаких сомнений в необходимости того, что они делают.
А изменилось ли что-то в лужанах за этот год? 
– Есть люди, выступающие с позиций негативного восприятия буквально всего, что происходит в стране. Такие всегда были, но никогда в нашем обществе не играли серьезной роли. А сегодня – особенно. Мне говорить о них не хочется.
Наша опора – родственники, близкие, друзья и знакомые контрактников, добровольцев, мобилизованных. Все они сплачивались, начинали чувствовать, переживать и думать очень похоже. И я убедился, что когда это касается тебя, события воспринимаешь глубже и ярче, всю ситуацию осознаешь иначе. Круг единомышленников, я имею в виду лужан, расширяется. Мы общаемся и помогаем друг другу.
Это ядро поддержки наших ребят – военнослужащих Лужского гарнизона.
– Именно так. Но сегодня география поддержки стала намного шире. Это уже вся Ленинградская область и даже Северо-Запад. Мы помогаем с доставкой посылок и многих личных вещей мобилизованным из соседних районов, находимся в диалоге с их родственниками, друзьями, с волонтерами, с теми, кто хочет помочь.
– Это серьезная работа.
– Наша деятельность сейчас приобрела совершенно другие масштабы по охвату территорий, по глубине коммуникации на этих территориях, по объему и по тоннажу груза, по ассортименту и уровню поддержки. У нас уже есть определенная репутация. Нам доверяют, мы дорожим этим и понимаем свою ответственность.
Определился ли круг благотворителей? Появились ли постоянные партнеры из числа организаций, предприятий? 
– Мы с самого начала не делали ставку на денежные сборы от населения. Просто предоставили возможность тем, кто хочет оказать финансовую помощь, это сделать, и люди это делают. Спасибо им огромное.
Были случаи, когда лужские бабушки – пенсионерки, а не бабушки олигархов – передавали в помощь военнослужащим значительные для обычного человека суммы – по 20-30 тысяч рублей. Отговорить их от такой жертвенности нет никакой возможности. И это трогает людей до слез. Отношение к нашим бойцам как к своим детям и внукам вызывает не просто уважение – преклонение перед этими женщинами. Участие простых людей, у которых нет там родственников и друзей, показывает нашу сплоченность, уровень поддержки спецоперации и говорит, на чьей стороне человек. Дело не в суммах, а в самом факте. 
Конечно, мы надеялись на помощь предпринимателей, сельхозтоваропроизводителей, на большой бизнес, большие предприятия, потому что поняли, какого уровня нужны средства, и искать эти ресурсы у населения не стоит. Их просто нет. У нас уже есть постоянные наши партнеры, друзья. Они абсолютно не заинтересованы ни в пиаре, ни в рекламе. Они делают это искренне. Тем более что у многих сейчас там родственники и друзья.
Помогают по-разному? Или только финансово?
– Не только. В самых разных вопросах. У нас достаточно широкий круг запросов и направлений, в которых требуется помощь. Поэтому мы обращаемся с различными просьбами. Это могут быть инструменты, запчасти, кто-то специально под заказ делает что-то – буржуйки, например. Подключился бизнес и с Северо-Запада, из Великого Новгорода, Санкт-Петербурга. Есть целые группы компаний, которые по перечню, который мы предоставляем, формируют, закупают, делают и отправляют. Предприятия Бокситогорского, Подпорожского, Лодейнопольского районов сами комплектуют машины и с нами в составе колонны едут. Мы помогаем им с логистикой и доставкой уже там – по расположениям частей. Бизнес из Соснового Бора неоднократно с нами отправлял помощь. У нас очень серьезное единение, все понимают, ради чего все это делается.
Действительно масштабный проект. Широкая кооперация.
– Масштабы нашей помощи растут. Очень существенно участие Общероссийского народного фронта, который координирует помощь многих благотворителей и спонсоров, комплектует машины по нашему перечню и отправляет с нами значительные объемы помощи. Бывало уже не раз, что мы в последний день вдруг понимали: поступил большой объем груза, увезти все не можем. В позапрошлую поездку за два часа до отправки мы искали возможность срочно нанять еще две машины, чтобы загрузить все, что у нас на тот момент оказалось.
И даже все это – только часть поддержки наших ребят?
– Да. Не секрет, что мы здесь женам, родителям, родственникам военнослужащих многие бытовые вопросы помогаем решить. В том числе и медицинской помощи. Мы постоянно на связи и делаем то, что сами ребята сейчас не могут сделать для своих родных.
То есть можно подытожить: наши воины спокойны за свой тыл. Они знают, что народ с ними, и понимают, за что воюют.
– Сегодня благодаря поддержке армии со стороны всего нашего общества они сосредоточены на выполнении боевых задач. И что бы про них ни писали и ни говорили враги и наши недоброжелатели всех мастей – на ребят это не действует. Их боевой дух никакими фейками и враньем не сломить. И в том числе потому, что есть мы – мы все, кто их поддерживает, дает им силу и уверенность. И это ускоряет нашу победу. 
Интервью подготовил В. Юров