Проездом из Сирии

Новости

468 просмотров

Уездный город Луга являлся первым городом губернии при следовании по железной дороге к столице Российской империи из Варшавы и Пскова. Не случайно здесь во второй половине XIX столетия было построено грандиозное по своей архитектуре каменное здание вокзала с крытой платформой не только для простых пассажиров, но и для встреч как высочайших особ нашего государства, так и высокопоставленных иностранных гостей. Не случайно в знаменитой энциклопедии Брокгауза и Ефрона вокзал в Луге назван лучшим на линии Петербург-Варшава. 
 
Здание лужского железнодорожного вокзала с его великолепными помещениями, буфетом, книжным киоском и почтово-телеграфной конторой как нельзя лучше подходило для встреч. 
В своей книге «Луга на почтовых открытках» краевед А.В. Носков отмечает: «Каменный вокзал в Луге был возведен в 1883-1885 гг. Он действительно отвечал всем требованиям, предъявлявшимся в то время к подобному типу зданиям. Кроме чисто технических функций, вокзал впечатлял своим монументальным видом, архитектурной мощью главного фасада, строгим вкусом его декоративного оформления, одновременно играя существенную роль в общественной жизни Луги, он стал одной из главных достопримечательностей города». 
Наш вокзал в дореволюционное время неоднократно изображался на почтовых карточках различных издательств.
В 1913 году в России широко отмечалось 300-летие правящей династии Романовых. В связи с этим в столицу империи прибывало много иностранных гостей. Среди них был и Патриарх Антиохийский Григорий IV (1859-1928). Уроженец Горного Ливана носивший имя Гантос Хаддад, происходил из бедной семьи и с детства тянулся к знаниям. Путем самообразования он достиг больших успехов в изучении богословия, философии и литературы. Учился в православной школе в Бейруте. В восемнадцатилетнем возрасте принял монашеский постриг с именем Григория и впоследствии стал митрополитом Триполийским, активно сотрудничал с российским Императорским православным Палестинским обществом при создании школ в Триполийской епархии. Также он возобновил деятельность духовной школы при Баламандском Успенском монастыре в Ливане для подготовки православных клириков из числа арабов. Как отмечалось в российской газете «Новое время», освещавшей ход визита высокого духовного лица: «плоды архипастырской деятельности митрополита Григория в триполийской епархии привлекли уважение и любовь к нему всей паствы и сделали имя его известным во всей Сирии».
В этой же газете приводится и другой интересный факт: «Блаженнейший Григорий IV, прибывший в Россию, принадлежит к числу наиболее выдающихся иерархов современного православного Востока. Поэтому, когда антиохийский патриарший престол оказался вакантным в 1906 году, собор иерархов Антиохийской церкви на заседании 5 июня того же года единогласно избрал митрополита Григория патриархом Божьего города Антиохии и всего Востока».
Также в статье отмечалось, что он стал вторым патриархом в Сирии, избранным из арабов, раньше целый ряд антиохийских патриархов были греками. 
Григорий IV прибыл в Россию по приглашению императора Николая II.
Навстречу патриарху 20 февраля 1913 года выехал на станцию Луга первый викарий Санкт-Петербургской митрополии епископ Никандр с одним из вице-директоров канцелярии обер-прокурора Св. Синода, что было отмечено на страницах «Новом времени». Уже из Луги, после встречи на вокзале, поездом все поехали далее в Петербург.
В российской столице патриарха встречал на Варшавском вокзале митрополит Петербургский Владимир с двумя викариями, обер-прокурор Синода и духовные лица. После чего Григорий IV и сопровождавшие его лица отправились в Александро-Невскую лавру, где состоялся крестный ход и собрался в полном составе весь Св. Синод. 
На следующий день, 21 февраля, антиохийский патриарх возглавил торжественную литургию в Казанском соборе Петербурга, в сослужении сонма российских и иностранных иерархов.
В городе на Неве Григорий IV находился до 16 апреля. За это время он был пожалован кавалером ордена Святого Александра Невского, а также возглавил хиротонии ряда священников, в том числе и епископа Алексия Симанского, впоследствии Патриарха Московского и всея Руси. 
После Петербурга Григорий IV посетил Великий Новгород, Москву, Киев и еще несколько других городов, где он был также благодушно встречен православным населением нашей страны «как высоконравственный и авторитетный деятель, проникнутый горячей любовью к России и русскому народу». 
Вот так несколько газетных строк из «Нового времени» приоткрыли нам историю, пусть и скоротечную, пребывания в Луге друга России из Сирии.
Игорь Половинкин, 
Виктор Гринько