Душу и сердце отдала Торковичскому стекольному заводу

Новости

139 просмотров

Любой человек, отметивший 90-летний юбилей, достоин стать легендой. И это не зависит от того, был ли юбиляр знаменит, совершил ли геройский поступок, изобрел ли что-то особо важное.

Жительница пос. Токровичи Н.В. Оскирко отметила свое 90-летие еще в апреле. Ее судьба похожа на судьбы многих людей, живших в те непростые годы. Нина Васильевна - обычная женщина, испытавшая на своем веку и радости, и горести. Но упорство и стойкий характер всегда сопровождали ее по жизни, помогали справляться с трудностями.

Нина родилась в 1930 году в небольшой деревне в 80 километрах от Вильнюса, эта земля тогда принадлежала Польше. Кроме Нины, в семье росли еще младшие брат и сестра. Дома родители по-русски не говорили, общались только на белорусском. А когда Нина пошла в первый класс в польскую школу, пришлось учиться говорить по-польски. Язык этот Нина Васильевна не забыла до сих пор.

В 1939 году территория, где жила семья Нины, была передана советской Западной Белоруссии. Многое в жизни тогда поменялось, в том числе и школы. Девочке пришлось повторно идти во второй класс, теперь уже в советскую школу, и осваивать русский язык. А через два года грянула война, оборвавшая мирное течение жизни.

«Немцы вошли в нашу деревню уже 23 июня, - вспоминает Нина Васильевна. - Многие жители попрятались в лесу, всем было очень страшно. Но фашисты не остались в деревне, они пошли дальше, поэтому мы вернулись в свои дома. Когда развернулось партизанское движение, двери нашего дома всегда были открыты для партизан, они то и дело останавливались у нас. Я хорошо помню все ужасы войны, голод и страх, который не покидал меня ни на минуту. Фашисты украли у меня детство».

Хорошо запомнился Н.В. Оскирко день 9 мая 1945 года: «Иду в школу, а мне кто-то встречный говорит, что учиться сегодня не будем. Победа! Я заплакала. Папа мой на войне, он был сильно ранен, и мы не знали, жив он или нет. Все дети и взрослые смеются, обнимаются, поздравляют друг друга с победой, а я плачу горючими слезами».

Отец Нины остался жив. В августе его привезли домой две медсестры, они его вели под руки, идти самому ему было трудно. Он остался инвалидом. Но жизнь брала свое, потихоньку налаживали быт, восстанавливали хозяйство.

В 1950 году Нина после десятилетки поступила в Минский политехнический институт. Жадная до знаний, она с головой окунулась в учебу и общественную работу. А после получения диплома по распределению приехала в Торковичи работать на стекольном заводе. Поселок в то время был большой, многие дома после войны были восстановлены. Нину восхитила природа: «Такая красота кругом! Леса, озера, а воздух какой! Поселок городского типа, молодежи много, есть баня, Дом культуры, живи да радуйся». 

Стекольные заводы, по словам Н.В. Оскирко, всегда строились в местах, где можно было легко добыть топливо, у нас это дрова, но основное - торф. «К Торковичскому заводу относилось торфопредприятие. Мы сами делали газ - при заводе была своя газостанция. Работа была тяжелая, вредная. Но кто тогда об этом задумывался. Это теперь понимаешь, имея хронический бронхит и другие болезни. Все ведь оттуда вынесено», - вздыхает Нина Васильевна.

Н.В. Оскирко на заводе работала старшим инженером-теплотехником, начальником ОТК, заместителем начальника цеха. Она относилась к категории ИТР - инженерно-технических работников, как их тогда называли, «кабинетных людей». Таким специалистам вредность не ставилась, хотя дышали они одним воздухом с рабочими завода.

Стекольный завод постепенно рос, совершенствовалось производство. «Было очень интересно, - говорит Нина Васильевна. - Я постоянно вела большую общественную работу, не могла без этого, мне нужно было всегда быть в гуще всех событий. Энергия била ключом. Я избиралась депутатом поселкового совета депутатов, дважды - городского совета, была секретарем партийной организации завода. Профсоюзное движение было очень развито. Куда мы только не ездили! Побывали в Киеве, Москве и многих других городах, исколесили всю Прибалтику. В Геленджике у завода был свой пансионат. Есть что вспомнить. Да и как молоды мы были!» 

Из Ленинграда в Торковичи в те годы можно было добраться по железной дороге, а из Луги приходилось пробираться по лесной тропе, шоссейной трассы не было. И вот Нина Васильевна, будучи депутатом горсовета, помогла в строительстве дороги. В 1970 году завод праздновал столетие, состоялось большое торжество, на которое были приглашены многочисленные гости.

Как  они добирались до Торковичей, понятно, если учесть, сколько кочек на лесных дорогах. Гости воочию увидели, что нет дороги, и ахнули. Пообещали решить вопрос о строительстве трассы. А Н.В. Оскирко дважды еще ездила в Москву, где продолжала пробивать обещанное высокими начальниками. И добилась-таки своего - построили дорогу! Поселок с тех пор стал расти. Появились три пятиэтажки, началось дачное строительство. Было много детей, на полную мощность работали детский сад и школа. 1970-1980 годы - расцвет Торковичей.

«Это лучшие годы поселка, - с грустью говорит Нина Васильевна. - Моя молодость прошла здесь. И пусть я не встретила своей второй половинки, зато у меня есть прекрасная дочь. Пусть не сложилась моя личная жизнь, я все вложила в завод, отдала ему свое сердце и душу».

В 1985 году Н.В. Оскирко достигла пенсионного возраста, но еще 8 лет, до 1993 года, трудилась на заводе. А потом настали черные времена. Стекольный завод, как и многие предприятия нашей страны, стал потихоньку разваливаться. Менялись директора, уменьшалось производство стеклотары. «Больно было видеть, как все разваливается, - Нина Васильевна чуть не плачет. - Ведь столько было вложено в родное производство. Как же так получилось, что все рухнуло? Наверное, конец империи под названием СССР положил конец всему тому, что было создано за 70 лет. Очень обидно. А сейчас от завода ничего не осталось. Он жив только в моих воспоминаниях».

Нина Васильевна в свои девяносто активна и подвижна. У нее есть небольшой огород, где она любит покопаться в земле, на трех сотках чего только не выращивает. Удивительно, но Н.В. Оскирко все еще рукодельничает. Она мастерица в вязании, недавно связала дочке такую куртку, что многие знакомые ахнули: какая красота! Любит вышивать, шить - когда-то она окончила курсы кройки и шитья. Часто ездит в Санкт-Петербург к дочери, где с удовольствием ходит в баню. Не работает в поселке баня, и это еще одна печаль Нины Васильевны.

«Жаль, что из Торковичей молодежь уезжает, - говорит Н.В. Оскирко. - Может, если бы было производство, как в мое время, тогда оставались бы девчата и парни на родной земле, приносили бы пользу поселку. А так грустно. Но я на жизнь не в обиде, хоть и нелегко порой приходится. Да и стыдиться мне нечего, я всегда все делала для Торковичей, для людей, для своей страны».