Здание вневедомственной охраны. Дом Янцона

Новости

453 просмотров

В знак благодарности заведующей читальным залом ЦГИА СПб Марии Михайловне Перекалиной

Речь пойдет о доме, расположенном на углу пр. Володарского и пер. Связи в городе Луге, напротив бывшего Лужского ОВД. Своим архитектурным видом этот дом воспринимается в комплексе с бывшим зданием Присутственных мест, построенном при Екатерине II, стелой 200-летия г. Луги, а также построенным в 2000-е годы в стиле классицизма по проекту лужского архитектора Ю. Зубарева павильоном популярной лужской пирожковой.

Лужане почти забыли, что данный дом построили на месте действительно исторического здания, известного в лужском краеведении как дом О.А. Янсона. Новое здание воспринимается дореволюционной постройкой благодаря своим стилистическим особенностям, имитирующим его первоначальный облик. 

В существующей литературе отсутствуют сколько-нибудь подробные сведения о данном доме. В.И. Хрисанфов сообщает, что его владельцем был помещик из числа местных землевладельцев. О самом доме говорится, что в 1910 году туда переехало Лужское Семейное собрание.

Все остальное, связанное с этим домом, остается белым пятном. Даже с фамилией владельца дома не все ясно. В лужском краеведении ее упоминают как Янсон. В архивных документах, включая собственноручные подписи владельца, она приводится как Янцон. Есть все основания ее приводить именно в этом варианте.

Сегодня трудно представить, чтобы какой-нибудь участок в центре города долгое время оставался неосвоенным. С момента упразднения лужской почтовой станции и учреждения вместо нее почтово-телеграфной конторы угловой участок данного квартала по нечетной стороне Успенской улицы долгое время не находил достойного применения. Сначала там размещался частный винный склад.

В начале 1900-х годов участок стал принадлежать крестьянину Тверской губернии Алексею Пахомовичу Шарапову, который не смог его освоить. Затем его приобрел Освальд Андреевич Янцон, у которого уже были планы по его застройке. Янцон планировал построить там жилое здание в комплексе с  лютеранским молитвенным домом.

Против намерений Янцона резко выступил лужский уездный исправник, который посчитал недопустимым строительство лютеранской кирхи на обывательском дворовом месте. Об этом он написал санкт-петербургскому губернатору в своем рапорте от 3 июня 1909 года.

В силу сложности вопроса Янцон решает отложить строительство кирхи, зарезервировав под нее часть приобретенного им участка. Поэтому в Лужскую городскую управу был направлен на утверждение проект только двухэтажного жилого дома с подвальными помещениями.

На первом этаже дома должны были размещаться две лавки и три помещения для магазинов (модных, портняжных и т.д.) На лицевой стороне дома предусматривались входы двух парадных лестниц. Второй этаж предназначался под квартиры частных лиц. Подвальный этаж был определен под дровяные склады и скарб жильцов дома и дворницкую.

Утверждение проекта городской Управой было получено 4 июля 1909 года с внесением в него исправлений, касающихся рисунка некоторых элементов декора.

Казалось бы, дело сдвинулось с мертвой точки, но в него вмешался полицейский пристав Муравьев, который на следующий день после утверждения проекта городской Управой запросил Янцона, что он намерен строить на своем участке. Узнав о намерении Янцона построить на данном участке не только обывательский дом, но и лютеранскую церковь, пристав категорически высказался против ее строительства. При этом он объявил, что губернское правление требует, чтобы с Янцона была взята подписка, что он не будет строить кирху без разрешения Губернского правления. Янцону пришлось такую подписку дать. 

Однако пристав не успокоился. Он затеял тяжбу из-за забора для ограждения строительных материалов. Складирование материалов и строительство забора не может быть допущено, так как для них нет утвержденного Управой плана.

Далее пристав стал чинить препятствия выкапыванию ям для известкового раствора, а также рвов для бутового фундамента и подвалов. В результате стенки ям для извести стали осыпаться, уведя за собой угловой столб соседского сарая.

Янцон решил пойти с жалобой на пристава к исправнику, который нашел, что все придирки пристава являются самоуправством. 

Потеряв столько времени на отстаивание своих прав, Янцон решает обратиться к петербургскому вице-губернатору, которому направляет «Записку» с описанием своих строительных мытарств, а также с вопросом, кто более прав в его деле – городская Управа или полицейские чины?1

«Записка» является весьма любопытным документом. Янцон счел уместным привести в ней подробные сведения о себе самом, акцентируя свою многогранную общественно полезную активность. Это поистине ценный краеведческий документ, знакомящий нас с одним из ярких представителей лужского делового мира.  

В «Записке» Янцон называет себя отставным губернским секретарем Освальдом Андреевичем Янцоном. До того как стать лужанином, он 36 лет владел имением «Бор» Петергофского уезда, где, кроме хозяйственной деятельности, исполнял должность члена Земской управы. Также он был почетным мировым судьей, членом попечительства о народной трезвости, попечителем народной школы, которую сам же и основал.

Янцон был избираем во многие комиссии, «пользовался уважением владельцев имений Петергофского уезда, председателя Земской управы и уездного исправника». Кроме того, он исполнял обязанности главного управляющего имений у таких высоких лиц, как канцлер Нессельроде, граф Шувалов, граф Воронцов-Дашков.

В Санкт-Петербурге О.А. Янцон также вел активную деятельность, защищая интересы акционеров при образовании Акционерного общества санкт-петербургских водопроводов, и, на что краеведам следует обратить особое внимание, сообщает, что в Петербурге он принимал участие в строительстве Варшавского вокзала.

Далее Янцон добавляет, что «ныне на 76 году жизни» он по-прежнему занимается своим любимым делом – сельским хозяйством в имении «Смычково», где обосновался с 1 мая 1904 года, «был и продолжает быть защитником интересов крестьян и людей безгласных». Добавим, что Янцон был одним из устроителей лужской сельскохозяйственной выставки в августе 1910 года. Остается лишь удивляться энергии этого человека в столь почтенном возрасте.

«Записка» завершается подписью, указывающей на еще одну грань деятельности ее автора: «Преданный Отечеству инженер и архитектор Освальд Янцон. Имение «Смычково» июля 20 дня 1909 г.»

Таким образом, «Записка» дает возможность установить не только дату рождения О.А. Янцона – 1834 год, но и его причастность к архитектурно-строительной практике. 

Биографические сведения о себе как о человеке, преданном Отечеству, Янцон приводит в надежде, что они помогут ему в дальнейшем беспрепятственно вести строительство на своем лужском участке. И уже 31 июля из канцелярии губернатора лужскому уездному исправнику было указано, что план дома Янцона утвержден лужской городской управой правильно, т. к. здание не несет общественного характера. Потому препятствий для его строительства нет. Только надворный флигель следует отодвинуть на две сажени от соседнего здания.

До сих пор не удается установить автора проекта дома Янцона. Подписи автора нет ни на одном чертеже. Может быть, Освальд Янцон сам сумел составить проект своего дома, ведь, по его словам, он участвовал в строительстве петербургского Варшавского вокзала. Кроме того, среди выпускников Петербургсого института гражданских инженеров значится Эдуард Освальдович Янцон (1867-1904), в дальнейшем служивший в Техническо-строительном комитете МВД, работавший на Кавказе, на Московско-Ярославско-Архангельской железной дороге. В Петербурге по его проекту были построены особняк и манеж Г.А. Боссе на Малой Монетной улице, 3-б, 1903-1904 гг.12

Школьное образование Эдуард Янцон получил в 1-й петербургской гимназии. В его аттестате зрелости указывается, что он был сыном губернского секретаря Освальда Андреевича Янцона13. Год смерти сына совпал с переездом О.А. Янцона в имение «Смычково», поэтому Эдуард Янцон вряд ли мог оказать помощь отцу в строительстве лужского дома. Однако определенная архитектурно-инженерная компетенция О.А. Янцона могла иметь место.

В личном деле выпускника ИГИ Эдуарда Янцона указывается, что он был лютеранского вероисповедания14. Не желанием ли почтить память сына объясняется то упорство, с каким О.А. Янцон отстаивал свое желание построить лютеранскую кирху на своем лужском участке?

К концу 1910 года постройка дома была в основном завершена, за исключением второго этажа в связи с изменением его назначения. Взамен квартир для частных лиц туда было решено перевести Лужское семейное собрание, которое долгое время располагалось в доме И.С. Горшкова на Новгородской (ныне Тоси Петровой) улице, где теперь находится детский сад «Колокольчик».

Семейное собрание служило центром отдыха для городской элиты, местной интеллигенции, прочих состоятельных граждан города. Там можно было послушать концерт приезжих артистов, несмотря на то что в доме Горшкова Семейное собрание занимало зал «очень маленький и чрезвычайно плохой в акустическом отношении». 

8 декабря 1910 года Совет старшин Лужского семейного собрания обратился в губернское строительное отделение с просьбой «прислать архитектора для осмотра нового помещения Семейного собрания в каменном доме г. Янцона для устройства в нем сцены для спектаклей и эстрады для концертов собрания».

Осмотр показал, что препятствий для устройства сцены и эстрады нет «при условии единовременной вместимости до 200 человек».

Сложнее было решить вопрос о безопасности публичных мероприятий, проводимых Семейным собранием, для расположенных под ним, на первом этаже, торговых помещений. Их своды покрылись поперечными трещинами и угрожали обрушением. С января 1913 года какие-либо увеселения в Собрании были запрещены. Перекрытия первого этажа укрепили дополнительными двутавровыми балками, и с января 1914 года в клубе Семейного собрания вновь возобновились устройства спектаклей с установкой для этого временной, подвижной, сцены, на что было затрачено 200 рублей. 

«В правление Лужского семейного собрания пришли новые, молодые и энергичные люди, во многом оживившие работу клуба. Новое правление стало проводить еженедельные «субботы» с танцами. Не пустовали помещения клуба и в остальные дни. Еще в ноябре 1912 года в зале Семейного собрания открылись хореографические, музыкально-вокальные и драматические курсы». 

В ЦГИА СПб хранится план помещения Лужского семейного собрания, по которому видно, что дом Янцона имел план в виде буквы Е за счет трех выступов – ризалитов, выходящих в пространство двора во всю высоту здания.

Дом Янцона запечатлен на открытке начала 1910-х годов с видом Базарного переулка, снятого с колокольни Воскресенского собора. Дом располагался рядом с восточным флигелем бывшей Почтовой станции. Двухэтажный на подвалах дом был перекрыт высокой вальмовой крышей, утраченной в годы войны.

Еще одно изображение дома Янцона находим на открытке с фотографией мартовской демонстрации в Луге 1917 года. Здесь четко виден скошенный северо-восточный угол дома, слуховые окна чердака под скатом кровли и характерные элементы наружного декора, главными из которых являются ступенчатый карниз и висячие подкарнизные лопатки сложного рисунка. Этажи здания разделяет двухполосный фриз, увешанный рекламными щитами. Нарядность фасада по Успенской улице придает ритм сгруппированных лопаток по углам и центру стены.  

Расположенный в самом центре города дом Янцона был удобен для торговых заведений. Там были открыты два часовых магазина, принадлежавшие Гемуху Миньковичу и Арону Таубину.

Вероятно, самого Освальда Андреевича Янцона уже не было в живых. В начале 1910-х годов владелицей дома на Успенской улице, 1 называется его младшая дочь Мария Освальдовна Ост, жена прусского подданного И.М. Оста, владельца усадьбы «Ведрово» в семи верстах от Луги. В Луге, на Нижегородской улице, проживал и средний сын Янцона – Густав Освальдович, инженер-механик. В те же годы хозяином имения «Смычково» стал некий Н.А. Федорицкий. 

После революции бывший дом Янцона недолго оставался в частной собственности. В 1923 году местная власть включила его в «Список домов, предполагаемых Отделом Местного Хозяйства к оставлению за собой». В этом списке он значится как дом Янсона (Максимова).

После перевода дома в муниципальное имущество было решено передать помещения его второго этажа, ранее занимаемые Семейным собранием, под Центральный городской клуб им. Ильича (зав. Е.В. Пухова). В этом же доме располагалась и Окружная библиотека (зав. И.Н. Николаев, библиотекари Муру и Фодомеева), а также Центральная юридическая консультация (зав. Л.Н. Решетников).

В 1934 году вместо «городского клуба по пр. Володарского, 1 открылась 2-я средняя школа». «На первом этаже со стороны Базарного переулка был небольшой канцелярский магазин «Прибой».

В годы оккупации в доме размещался немецкий книжный магазин, частная парикмахерская, контора и склад.

Бывший дом Янцона пережил войну. Его вновь стали использовать под одну из школ города. В конце 1980-х годов его сочли аварийным и разобрали. По требованию Ленинградской областной инспекции охраны памятников истории и архитектуры было принято решение: для сохранения классического облика застройки центральной части города построить на освободившемся месте новое здание, пропорциями и архитектурой фасадов соответствующее утраченному историческому зданию.

Здание было восстановлено в прежних габаритах и архитектурной стилистике строительной организацией «Севзапкурортремстрой», руководимой Николаем Григорьевичем Кузьминым и его преемником Вадимом Александровичем Колышевым.

Строители сохранили прежние габариты дома, его скошенный северо-восточный угол. Были воссозданы характерные элементы декора, главными из которых являются двухъярусный карниз и висячие фигурные лопатки. Они все так же выразительно сгруппированы по углам и в центре главного фасада. Первый и второй этажи здания разделяет фриз с неглубокими подоконными нишами. Нарядность фасадов усиливают замковые камни над окнами первого этажа.

Двор здания отделен от ул. Связи красивой металлической оградой с воротами. Ее изготовила лужская фирма «АРС». Образцом для нее послужила ограда Пражской национальной галереи. Лужским мастерам удалось сохранить художественные особенности оригинала, вписать здание в ансамбль городского центра.

Здание действительно воспринимается исторической постройкой. Его передали под отдел вневедомственной охраны Лужского ОВД. Благодаря своему местонахождению в историческом ансамбле Луги и соответствию его классическому стилю обновленный бывший дом Янцона сохранил свой статус объекта культурного наследия города.

Александр Носков

Фотогалерея