«Долг исполнили – честь сберегли…»

Новости

490 просмотров

22 июня – День памяти и скорби. Эта статья посвящается светлой памяти бойцов 2-й Ударной Армии.

Блокадный Ленинград, Ржев, Хатынь – трагические страницы Великой Отечественной войны. И небольшой деревне под Новгородом, с царских времен носившей название Мясной Бор (там разводили скот для пропитания войск), тоже была уготована злая судьба: в этих местах сражалась и погибала 2-я Ударная Армия. 

Прошло 80 лет с момента тех страшных событий. Листая документы военного времени, перечитывая воспоминания старожилов края, поражаешься, в каких неимоверных условиях пришлось сражаться бойцам 2-й Ударной. Весь ужас Мясного Бора испытало и гражданское население. 

24 января 1942 года наши войска прорвали у деревни Мясной Бор немецкую оборону и устремились к блокированному Ленинграду. Приказ наступать все дальше и дальше, невзирая на фланги, привел к образованию Любанской «бутыли» – территории площадью в 3 тысячи кв. км с узкой горловиной в месте прорыва. Армия, вклинившись в тыл немцев, дошла на нашей территории до деревень Загорье, Замостье, Донец.

Из воспоминанний В.И. Петровой, 1932 г. р., д. Загорье: «В конце января 1942 года в деревню пришла наша разведка. Остановились у нас в доме. Помню этих ребят: высокие, красивые, по 18-19 лет. Командир сказал отцу, что они четверо суток не спали. Бойцы уснули прямо на полу, а утром в деревню явились немцы. Отец вбежал в дом, только успел крикнуть: «Немцы!» Бой начался прямо в доме, мы были на печке и все видели. Сначала стреляли, а потом была рукопашная.Было очень страшно, мы плакали – жалели наших солдат, их немцы застали врасплох, и они в том бою все погибли. Только одному раненому солдату чудом удалось спрятаться, мать его потом лечила, и он через несколько дней ушел во вьюжную ночь. Дошел ли он до наших, мы так и не узнали». 

В.А. Яковлев 1934 г. р. из д. Замостье вспоминал: «Бойцы 2-й Ударной Армии пришли в деревню на лыжах, это были молодые ребята, одеты они были очень хорошо: полушубки, шерстяные подшлемники. Стояли они в Замостье несколько дней, потом, получив приказ, пошли штурмовать «гору». А на церкви в д. Загородицы находилась немецкая пулеметная точка, вторая огневая точка находилась на сопке у д. Клюкошицы. Страшный был бой, всех ребят и покосило в том бою. Наши солдаты стояли в деревне с конца января по апрель 1942 года». 

4-километровый «коридор» от деревни Мясной Бор до деревни Кречно, единственный путь, обеспечивавший снабжение наступавших частей, превратился в огнедышащий клапан, который немцы все время пытались захлопнуть, а наши части раскрыть. Недаром бойцы назвали его Долиной смерти, а немцы поставили указатель с надписью «Здесь начинается ад».

Военные действия пришлось вести в мерзлых снегах, буреломных лесах, непроходимых болотах. В конце февраля началось строительство узкоколейки от Новой Керести до Мясного Бора для подвоза продовольствия и вывоза раненых. 

«Зимой в деревню Пустое Рыдно со стороны Огорелья пришли наши солдаты. Мы их спрашиваем: «Как же вы дошли до нас?» А они сказали, что построили узкоколейку и по ней ходит паровоз (тот паровоз почему-то называли «кукушкой»), вот на нем солдаты и доехали до Огорелья», – из воспоминаний Л.И. Власовой 1928 г. р. 

В начале марта из-за людских потерь, недостатка провианта и боеприпасов наша армия была в конец измотана. Но приказ гласил: «Вперед, только вперед!» И солдаты тащили волоком пушки, понукая лошадей, углубляясь все дальше в леса и болота… «Бездорожье, гиблые болота, и кругом лесная глухомань… Чтобы снять блокаду Ленинграда, прем по бурелому на Любань…» На флангах также шли безуспешные кровопролитные бои. 19 марта немцы перекрыли горловину. Теперь связь окруженной армии с базами снабжения осуществлялась только по воздуху самолетами У-2, их ежедневно сбивали немецкие зенитки. Борьба за горловину шла не на жизнь, а на смерть. 

27 марта наши бойцы прорвали «коридор», прорыв стоил таких жертв, что узкую полоску к северу от Мясного Бора стали называть «Чертовым мостом». Он насквозь простреливался немцами, но бойцы насмерть стояли на этом рубеже и по нему на собственных спинах доставляли снаряды и скудную провизию. Начавшая было действовать узкоколейка оказалась полностью уничтоженной немецкой авиацией, тысячи раненых вывезти не удалось. 

13 мая был дан приказ об отводе войск к Мясному Бору, вместе с отходящей армией уходило и местное население. Часть жителей смогла добраться до Волхова, а оттуда на Большую землю, им посчастливилось. 

Из воспоминаний М.Я. Мухиной, 1925 г. р., д. Волкино: «22 мая 1942 года части Красной Армии стали отступать к Мясному Бору, мы ушли с ними. Помню, шли очень долго по болоту, очень хотелось есть. Нам повезло, мы не попали в ту мясорубку, военные успели нас отправить на Волхов. Из Оредежского района нас было 76 человек, всех отправили в Новосибирск». Но основная масса населения, тысячи женщин, стариков и детей, оказались вместе с бойцами  2-й Ударной Армии под Мясным Бором.

Из воспоминаний А.Ф. Цветковой 1933 г. р., д. Остров: «Нас, гражданское население, хотели эвакуировать под Волхов, но дойдя до станции Огорелье, мы увидели, что наш состав разбомблен. Помню разбитые окна вагонов и между разбросанных вещей – детские игрушки, куклы. Мы дошли с солдатами до Мясного Бора. Пробыли там шесть недель, как в кошмаре! Каждый день бомбежки, кругом трупы людей, лошадей, голые деревья, на которых съедены листья и кора. Страшный голод! Однажды нам солдаты говорят: «Выходите к немцам, они вас не тронут, ведь вы – гражданские, здесь все равно пропадете. А нам нельзя уходить отсюда, примут за дезертиров. Нам все равно погибать, а вы можете спастись». Собралась нас небольшая группа, и мы пошли по краю болота. Немцы заметили передвижение людей и стали стрелять. С нами была женщина, которая знала немецкий язык, она стала что- то кричать. Что она сказала, мы не знаем, но немцы нас пропустили и велели идти к дому, вероятно, решив, что эти ходячие скелеты опасности не представляют». 

30 мая немцы вновь перекрыли выход к Мясному Бору, тяжелейшие бои по прорыву горловины из-за отсутствия боеприпасов не увенчались успехом. Тысячи солдат и с ними гражданское население оказались в огненном кольце. От голода, обстрелов, бомбежек смертность была огромная. Личный состав получал по 30-40 граммов сухарей в день, раненые – по 70-80 граммов, ели сырую конину, потому что костры из-за вражеской авиации нельзя было разводить. 

Н.Ф. Ильина из д. Клюкошицы рассказывала: «Мама всегда плакала, когда вспоминала Мясной Бор и наших солдат: как они мужественно сражались в тех нечеловеческих условиях, в плен попадали только в бессознательном состоянии, раненые стрелялись, на ее глазах солдаты-артиллеристы подорвали себя и орудие, чтобы не попасться врагу». 

В конце июня Военный совет армии принял решение во что бы то ни стало прорвать вражеское кольцо и выйти из окружения. 24 июня в 23.00 наши войска начали прорыв горловины, под сильным минометным и пулеметным огнем противника вместе с солдатами бежали старики, женщины и дети. Все, кто вырвался из Долины смерти, долго не могли поверить, что ад остался позади. 

25 июня в 9.30 утра немцы окончательно захлопнули горловину. Остатки 2-й Ударной Армии, а это тысячи солдат и командиров, голодные, изможденные, группами и поодиночке еще пытались пробиться к своим, но почти все они были обречены… Гражданское население немцы отправили в лагерь в Рогавку. «Попали в немецкий лагерь, помню, на сарае висел приказ: «За побег – расстрел!» А мама решилась бежать, она говорила: «Лучше расстрел, чем здесь заживо гнить». Бежали мы через лес, прятались в болоте. Нас немцы искали. Маленькая сестренка заплачет, мама ей в рот скорее болотной воды даст, Галинка и молчит. Так мы до своей деревни Заручье и добрались. Потом говорили, что, глядя на нас, многие стали сбегать: «Прасковья с детьми убежала, а мы-то что…» (В.В. Евтинова 1931 г. р., д. Заручье).

О том, что происходило в Мясном Бору, можно судить по воспоминаниям Н.И. Колченко из д. Усадищи: «Летом 1942 года моего брата Николая и еще нескольких мужчин из нашей деревни немцы послали на лошадях в район Мясного Бора убирать и хоронить трупы убитых. По возвращении оттуда брат не мог есть, он долго находился под впечатлением от увиденного там. Позднее он рассказал, что место, куда они приехали на лошадях, было настоящим адом: кругом валялись трупы солдат, коней, куски мяса висели на деревьях, стоял ужасный смрад! Там была настоящая мясорубка. и чудо, если кто-то смог выжить в ней!» 

Старожилы деревни Куболово рассказывали, что после войны еще долго ягодники, грибники и сенокосники находили на опушках леса и в болотах трупы солдат и лошадей. Много солдатских безымянных могилок осталось с войны в наших лесах. Те, кому посчастливилось выйти из мясоборского ада, долго не верили, что они пережили этот ужас. А солдаты многие десятилетия молчали и не говорили, где они воевали, ведь предательство А. Власова черным пятном легло на всю Армию.

Прошли годы, теперь мы можем рассказать правду о 2-й Ударной Армии и почтить память героев и мучеников оклеветанной армии. Все они были настоящими героями! «Пусть простит, кто поймет тяжесть наших побед. Зря пролитая кровь да не застит вам свет…» 150 тысяч человек погибло под Мясным Бором. Вечная им память!